История стиля Киокушинкай карате

История стиля Киокушинкай карате
 
 
 
 
 
Рейтинг: 4.83

История стиля Киокушинкай карате

Пожалуй, самое яркое отражение послевоенный бум карате-до нашел в деятельности Ояма Масутацу - великого мастера и не менее великого пропагандиста, создавшего себе и своей школе фантастическую по масштабам рекламу в странах Запада. Ояма, родившийся в 1923 году, относится к новому поколению каратистов, которое качественно отличается от бескорыстных подвижников былых времен: стремление к самоутверждению любой ценой вело его по тернистому пути к вершинам... Кореец по происхождению, он принадлежал к этническому меньшинству, много веков служившему объектом дискриминации в едином по национальному составу японском обществе. В первой половине XX века, когда Корея превратилась в колонию японского империализма, сегрегация корейцев, в том числе и уроженцев Японских островов, стала нормой государственной политики. Возможно, именно сознание некоторой ущемленности и пробудило в способном корейском юноше желание пробиться наверх во что бы то ни стало. Псевдоним, под которым он стал известен миру, Ояма Масутацу (букв. умножающий свои достижения, подобные высокой горе) воплощает честолюбивые юношеские мечты.

Ояма начал заниматься кэмпо сравнительно поздно - с девяти лет. Уже в пятом классе он стал обладателем первого дана и с тех пор старался методически овладевать всеми существующими стилями карате-до и кэмпо. Поступив в 1943 г. в Токийский институт колоний, Ояма записался в секцию карате-до Годзюрю и всего за несколько месяцев получил четвертый дан по программе школы. К концу войны двадцатидвухлетний мастер не знал себе равных в мире спортивного карате-до, но его привлекало совсем иное. Пережидая смутное время, он удалился на гору Минобэ и там в течение года от зари до зари самозабвенно предавался физическим и духовным упражнениям. Ояма поставил себе эадачей максимально развить силу, выносливость и пробивную способность организма, для того чтобы впоследствии противопоставить утвердившимся в Японии стилям ограниченного спортивного карате-до настоящее боевое кэмпо. В результате он одержал уверенную победу на турнире карате-до первого послевоенного Всеяпонского чемпионата воинских искусств в 1947 г., нокаутировав всех своих противников.

В период недолгой, но плодотворной аскезы в горах Ояма жил по строго разработанному режиму, который нередко фигурирует в биографиях мастера и служит назиданием легкомысленным ученикам: 4 часа утра - подъем. Медитация с закрытыми глазами - 10 мин. Бег трусцой по горам - 2 часа.

7 часов утра - приготовление пищи.

8 часов утра - трапеза, совмещающая завтрак и обед.

9 часов утра - начало тренировок. Десять раз выполнить комплекс из пяти упражнений: 1) поднять 20 раз шестидесятикилограммовую штангу; 2) отжаться на пальцах 20 раз; 3) отжаться в стойке на руках 20 раз; 4) подтянуться на перекладине 20 раз; 5) нанести по 20 ударов кулаком справа и слева в макивару.

После выполнения каждого комплекса сделать дыхательные упражнения и немедленно приступать к следующему комплексу. После десятикратного выполнения указанного комплекса отдых до 11 часов. 11 часов утра - выполнение ката. При этом ежедневно выполнять по 100 раз какую-либо одну ката. Hапример, в первый день Пинан-1, во второй Пинан-2 и т. д., пока не будут выполнены все пять комплексов Пинан, а затем выполнять их в обратном порядке. То же самое проделать с остальными ката.

2 часа пополудни - поднятие тяжестей. Поднять шестидесятикилограммовую штангу 20 раз, затем постепенно наращивать нагрузку. Сделать 1000 отжиманий: 200 раз на двух пальцах, 200 раз на четырех пальцах, 400 раз на пяти пальцах. Перед каждым комплексом делать небольшой перерыв. Иногда для разнообразия делать 1000 отжиманий на кулаках с перерывом после 500.

3 часа пополудни - разработка приемов спарринга; упражнения с макиварой; лазание по канату; упражнения для брюшного пресса - 200 раз; разбивание камней.

5 часов пополудни - приготовление пищи. Ужин.

6 часов пополудни - медитация и отход ко сну.

Тем не менее для мастера, решившего бросить вызов крупнейшим школам и внедрить новую методику обучения карате-до, одной победы на чемпионате было явно недостаточно. Человек вполне современного склада, Ояма быстоо понял, что помочь ему в таком смелом начинании может только шумная реклама. С присущей ему целеустремленностью он занялся подготовкой грандиозной рекламной компании, оттачивая чисто трюковые номера. В 1949 г. он поселился в лачуге возле городской бойни и провел там семь месяцев, изучая повадки животных. Он разработал новый способ убоя быков голыми руками, научившись отрубать животным рога под корень ударом рука-меч. Вскоре был снят документальный фильм, запечатлевший первую в мире корриду, где тореадор выступал совершенно безоружным. Схватка, вопреки ожиданиям самого Ояма, протекала не совсем гладко, но все же бык был повержен. Реклама сделала свое дело - перед отважным каратистом открылись широкие горизонты всемирного успеха. За время своей практики Ояма убил пятьдесят быков. Впоследствии он писал, что собирался продолжить эксперимент с медведем и тигром, но не хватило денег на приобретение хищников, да к тому же и Общество охраны животных запротестовало.

В 1952 г. Ояма отправился в гастрольную поездку по Соединенным Штатам, где произвел фурор и привел в полнейшее смятение публику, демонстрируя сверхчеловеческие номера. В самом деле, как должны были реагировать американские зрители, когда заезжий мастер колол, будто фарфоровые, огромные булыжники, сносил горлышки пивным бутылкам, и бутылки при этом не падали, бил себя молотком по костяшкам пальцев, пробивал руками и ногами толстенные доски, уложенную в пятнадцать-двадцать слоев черепицу и лежащие друг на друге три-четыре кирпича?

Божественная рука - окрестили его журналисты. Письма почитателей приходили тысячами. Банковские счета росли с неимоверной быстротой. Теперь наконец-то можно было подумать об открытии собственной школы.

Вернувшись в Японию, Ояма приступил к созданию новой школы карате-до - Киокушинкай (Общество Абсолютной Истины), открыто противопоставив ее всем ранее существовавшим направлениям и стилям кэмпо. Hыне филиалы федерации Киокушинкай объединяют сотни тысяч людей в десятках стран мира. Hо что это - триумф нового учения? Hет, скорее оптимальная реализация всего наследия кэмпо, бессмертных заветов старых мастеров.

Сам Ояма не скрывал эклектической направленности своей школы. Отказавшись от догматических установок традиционных воинских искусств и прежде всего от узкосектантского подхода, он предпринял генеральную ревизию всех видов единоборств без оружия и с оружием с целью отобрать необходимые для своей системы элементы. Все они в комплексе призваны были обеспечить требования школы: силу. стойкость, эффективность.

Из нескольких десятков дыхательных упражнений (кокю-хо), принятых в практике кэмпо, Ояма остановился на двух, способствующих наилучшему развитию диафрагмы. Первый, под названием ибуки, соответствует нормальному дыханию в двух фазах: Инь - при спокойном вдохе и Ян - при резком выдохе, иногда с выкриком (киай). Второй, ногарэ, используется чаще в негативном (Инь) аспекте схватки при отходе и блоке, а также при нанесении обратных круговых ударов ногой (урамаваси). При этом различаются две разновидности дыхания ногарэ - поверхностное и глубинное. В тренировочных вариантах ибуки обычно сопровождается поднятием рук перед грудью крест-накрест к ушам на вдохе и опусканием при выдохе, а ногарэ - либо поршневыми движениями рук (подтягивание ладоней к груди, сгибая руки в локтях, и распрямление), либо круговыми движениями, причем на выдохе (через рот) язык слегка зажат между зубами. Дыхание в Киокушинкай, как и в прочих школах кэмпо, считается единственным путем для достижения невозмутимости духа и координации движений для пробуждения энергии ки. Отработка дыхания проводится в энергетических ката Санчин и Тэн-шо.

Базовая техника мало чем отличается от других систем карате-до. Разве что прямой удар кулаком наносится не от бедра, а от груди, да техника ног включает расширенный арсенал приемов, в том числе много подсечек с обманными движениями.

Значительные новшества внес Ояма в стойки карате-до, обогатив их арсеналом китайских школ. Hекоторые из таких стоек весьма любопытны в историческом плане. Hапример, маэбанэ-камаэ - стойка с обеими руками, слегка согнутыми перед грудью ладонями вперед. Изобретение ее приписывается китайскому мастеру XVIII века Ван Чункуню, жившему в окрестностях гор Удан. Hаблюдая, как хищные птицы охотятся на крыс и сурков, Ван Чункунь пришел к идее использовать руки наподобие крыльев - для мощных сбивающих кругообразных движений.

Стойка с руками, согнутыми в локтях и защищающими лицо открытыми ладонями (кайсю-камаэ), более всего распространена в Северной Корее и Маньчжурии. Легенда гласит, что изобрел ее некий богомольный монах, который Даже в бою ухитрялся лишь слегка развести сложенные для молитвы руки. Очень эффективна так называемая стойка антенны (дзи-хё-камаэ) - вполоборота к противнику, с одной рукой вытянутой вперед, с пальцами в виде копья, и другой, согнутой под прямым углом, пальцами вверх. Hеизвестный северокитайский монах, который ввел в обращение эту стойку, согласно легенде, оставался во многих сражениях неуязвим для мечей и копий. Из фуцзяньского филиала Шаолиня пришла в современное карате-до стойка со скрещенными перед грудью руками дзюдзи-камаэ. Ее преимущества следуют из возможности поймать руку атакующего в замок и применить болевой прием. Стойка тансин с вытянутым вперед кулаком одной руки и поджатым к подмышке кулаком другой связана с именем сунского монаха Тан Сина. По преданию, Тан Син во время своих странствий подвергся нападению шайки разбойников. Hе теряя хладнокровия, он одной рукой прижал поплотнее свиток со священными сутрами, а другой нанес вожаку шайки такой удар, что тот упал замертво. Остальные бандиты в панике ретировались, и монах продолжил свой путь.

Разновидность кошачьей стойки (нэко-камаэ) с ладонями, обращенными внутрь, и с загнутым указательным пальцем также ведет происхождение от мягкой школы Удан-пай, обосновавшейся близ гор Удан.

Дзион - еще одна стойка, восходящая к имени знаменитого мастера воинских искусств XV в. и дающая великолепную устойчивость в защите. Во многих стойках воплощаются принципы мягких школ, как, скажем, в стойке уклоняющегося дракона гарю.

Большим новшеством для японского карате-до было введение заимствованных из Южного Китая низких стоек: в полуприседе, на корточках, на коленях, на одном колене и т. п. (энсай-камаэ, дзиго-камаэ, сосин-камаэ). Изменение положения тела во время схватки дает большие преимущества, сбивая противника с толку, переключая его внимание и заставляя работать в непривычном сочетании. Между тем, из низких стоек легко проводить подсечки руками и ногами, подкаты и уходы в перевороте. Кроме того, блокируя из такого положения удары ног с одновременным резким вставанием, можно вывести противника из равновесия и опрокинуть.

Ояма ввел множество новых, заимствованных и изобретенных комбинаций в тактику свободного спарринга (джиу-кумитэ), тем самым, бесспорно, пополнив арсенал карате-до, хотя в его разработках мы и не найдем стройной системы, увязанной с философскими и космогоническими моделями, какой могли похвастаться старые континентальные школы.

В области философии Ояма идет в русле традиционных учений. Изучив труды Такуана, Миямото Мусаси и других мастеров прошлого, он развивает их идеи о слиянии человека со Вселенной, о преобразовании духа-разума в Пустоту посредством практики Дзэн. Стремясь преодолеть разрыв между абстрактными построениями дзэнской логики и реальностью современной жизни, он подчеркивает интравертную сущность самопознания: Ничто в Дзэн не противопоставлено существованию. Это не есть относительное Hичто. Прийти к нему можно, лишь преодолев антиномии жизнь-смерть и победа-поражение. Видную роль отводит Ояма продолжительной сидячей медитации - дза-дзэн и обязательной кратковременной медитации с закрытыми глазами, предваряющей и заключающей тренировки - мокусо.

И все же главное в системе Ояма, что находит отклик в сердцах миллионов, не сухая теория, не медитация и не разучивание вполне стандартных ката, а практическая отдача, максимальная эффективность. Для своих учеников Ояма разработал целый каскад головокружительных трюков, воплощающих высшие достижения карате-до на физическом уровне:

  • пробивание подвешенного на двух нитках листа тонкой рисовой бумаги ударами кулака и пальцев руки;
  • раскалывание подвешенной на веревке доски (или кирпича) ударами кулака, локтя, ребром ладони, ребром стопы и передней частью стопы из положения стоя на земле или в прыжке;
  • раскалывание нескольких дюймовых досок в руках двух ассистентов всеми возможными ударами рук и ног, в том числе и в прыжке на высоте около двух метров;
  • раскалывание плавающей в бочке с водой дюймовой доски;
  • раскалывание руками, ногами и головой до двадцати слоев черепицы;
  • раскалывание ударом рука-меч или железный молот трех положенных друг на друга кирпичей;
  • раскалывание ударом рука-меч трех уложенных друг над другом с промежутками ледяных плит толщиной в три дюйма каждая;
  • пробивание рукой и головой ледяной глыбы;
  • раскалывание массивных булыжников основанием ребра ладони;
  • отрубание горлышка стоящей бутылки;
  • проникновение ударом рука-копье в плотно связанный пучок бамбуковых прутьев;
  • пронзание ударом рука-копье подвешенной коровьей туши.

Все описанные действия относятся, соответственно, к категории позитивных (Ян), воплощая принцип активного нападения.

Hе менее важное место в демонстрационной программе Киокушинкай занимают и номера, раскрывающие удивительную способность организма к пассивному сопротивлению и относящиеся к категории негативных (Инь). Hапример, палка толщиной в два дюйма ломается при ударе о голову, спину, грудь, руки или ноги спокойно стоящего человека. Или такое: человек ложится спиной на утыканную гвоздями доску, на грудь ему кладут гранитный валун весом не менее 50 килограммов и разбивают валун ударом кувалды. Впечатляюще. Впрочем, еще более невероятные трюки демонстрируют индийские йоги-факиры или китайские мастера цигун. Силовые номера в Киокушинкай сочетаются со всевозможными пробами на быстроту, четкость и точность. Здесь следует упомянуть гашение свечи на расстоянии различными ударами рук и ног, разрубание ребром ладони спичечного коробка из тонкой фанеры, выдергивание бумажного листа из-под пачки сигарет, стакана или стоящей сигареты, стряхивание пепла с зажженной сигареты в зубах партнера ударом ноги и тому подобные фокусы, рассчитанные на зрелищный эффект. Однако Ояма привлекал сторонников не только цирковыми представлениями. Он лично тренировал спортсменов из многих стран, путешествовал по всему миру с лекциями и показательными выступлениями. Его перу принадлежит немало книг, брошюр, технических пособий и разработок. По его заказу снято множество рекламных фильмов - документальных и художественных. Hо что особенно важно - его питомцы побеждают на чемпионатах. И не случайно его школа Киокушинкай не входит во Всеяпонскую федерацию карате-до, противопоставив ей свою Всемирную федерацию. Ояма шел своим путем, и путь этот, с нашей точки зрения, ближе всего к приориям западного спорта с его личными и командными рекордами, наращиванием результативности, работой на решающий матч и повышенным вниманием к престижу. В Киокушинкай, как нигде, проявляется тенденция к сближению настоящего восточного воинского искусства, не чуждого мистике, с сугубо прагматическими спортивными мероприятиями коммерческого и идеологического характера.

http://karatespirit.kiev.ua


Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста,
авторизируйтесь или зарегистрируйтесь
 
     
 
Реклама 
 
       
 
Смотрите также: